Белорусские власти с момента создания Таможенного, а затем и Евразийского экономического союза главным своим требованием развития интеграции на постсоветском пространстве всегда называли равные возможности и отказ от любого протекционизма. Несмотря на это, участники ЕАЭС, в том числе и Белоруссия, неоднократно доказывали, что национальные интересы остаются приоритетными в процессе создания любых интеграционных объединений. Называя своими целями создание равных для всех условий борьбу с различного рода барьерами и прочее, страны Союза за последние годы так и не смогли окончательно открыть свои рынки друг другу. Не исключение в данном случае и Белоруссия.

В конце февраля стало известно, что белорусское министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) оказалось недовольно наполнением белорусской продукцией потребительского рынка республики. Отмечалось, что в 2020 году в магазины страны более 92% фруктов, 87% масла, 81% рыбы и 37% макаронных изделий поставлялись из-за рубежа. В этой связи белорусские власти не придумали ничего иного, как пойти по уже излюбленному пути – под лозунгом «обеспечения соблюдения положений доктрины национальной продовольственной безопасности» рекомендовать торговым сетям обеспечить долю белорусских товаров на полках магазинов не менее 85%.

В частности, белорусские товары теперь рекомендовано размещать «в визуально и физически доступных местах», они должны быть заметны покупателю и обозначены вывеской или надписью: «Сделано в Республике Беларусь/Зроблена ў Беларусi», а интернет-магазинам следует их «визуально обозначить (например, белорусским орнаментом), а также усовершенствовать технические возможности» для «обеспечения должного количества на полках товаров белорусского производства».

Несмотря на то, что все вышеперечисленное является «рекомендацией», в белорусских условиях это означает принцип обязательного выполнения, что уже неоднократно подтверждалось на практике. Магазины и торговые предприятия, которые отказывались следовать рекомендациям МАРТ или правительства, всегда сталкивались с серьезными последствиями, начиная с многочисленных проверок и штрафных санкций и заканчивая прекращением работы как минимум до устранения «недочетов».

Тем более что решить вопрос с наполнением полок в магазинах белорусской продукцией потребовал сам Александр Лукашенко, который и ранее неоднократно критиковал чиновников за недостаточно активную работу в данном направлении. Например, еще в 2017 году он отмечал, что тема защиты внутреннего рынка никогда не уходила из белорусской повестки. В прошлом году на волне кризиса в белорусско-российских отношениях, связанного с поставками энергоресурсов, Лукашенко заявлял, что страна «безобразно» защищает внутренний рынок и в ближайшее время будут приняты «принципиальные решения» по этому вопросу. В июне при назначении новых членов правительства президент Белоруссии и вовсе потребовал принять все необходимые меры, чтобы защититься от необоснованного импорта, обвинив чиновников в невыполнении его поручений, что прикрывается «какими-то обязательствами». В пример он привел Россию, которая «закрылась от импорта», потому что «плевать – пандемия все спишет».

 Подобные действия белорусских властей уже не раз вызывали негативную оценку со стороны партнеров по ЕАЭС и Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), где и раньше требовали от Минска соблюдать правила Союза. При этом стоит напомнить, что именно Белоруссия в 2018 году предложила ввести ответственность за нарушения обязательств в объединении.

В этот раз требования официального Минска «об обязательном ассортименте белорусских товаров на полках в магазинах розничной торговли» в ЕЭК восприняли как создание «барьера на внутреннем рынке Союза» и, соответственно, «нарушение правил Союза». Поэтому Белоруссии напомнили о необходимости исполнения обязательств по функционированию внутреннего рынка ЕАЭС в сфере розничной торговли и дали 30 дней на исправление ситуации.

В ответ в Минске заявили, что ничего не нарушали, обосновав свое решение тем, что норма по обязательным ассортиментным перечням товаров была введена еще до подписания Договора о ЕАЭС и применяется ко всем субъектам хозяйствования вне зависимости от их принадлежности. Поэтому в Белоруссии считают, что «установление ассортиментных перечней товаров не является препятствием свободного движения товаров в рамках функционирования внутреннего рынка Союза» и никогда таковым не являлось. Это подтверждается ростом импорта потребительских товаров, несмотря на введение данной нормы в прошлые годы: из стран ЕАЭС – на 28,8%, в том числе из Российской Федерации – на 35,2%.

Обострившаяся в феврале – марте проблема, как считают аналитики, вряд ли будет решена в ближайшее время, о чем косвенно свидетельствует не только официальная позиция белорусских властей, но и их планы на будущее, реализовать которые без жесткого протекционизма не удастся. В частности, ранее предполагалось, что до конца 2020 года количество белорусских продуктов вырастет до 85% от всего ассортимента розничной торговли. Однако по факту показатель оказался значительно ниже – 77,1%. Теперь же рассматриваются два сценария борьбы с импортом.

Первый, оптимистический, предполагает довести долю белорусских продуктов на полках магазинов до 85%. Второй, недостаточный, ставит целью 80%. При этом в Минске не отказываются от принятой ранее Доктрины национальной продовольственной безопасности до 2030 года. Согласно ей, к концу 2030 года объем импорта на полках продовольственных магазинов сократится до 14%. В этой связи в РБ производителям и поставщикам товаров предлагается повышать отпускные цены за год в пределах прогнозируемого уровня базовой инфляции. В 2021 году этот показатель должен быть не более 4%. При этом рекомендуется одинаково подходить к формированию отпускных цен на продукцию при ее поставке как на внутренний, так и на евразийский рынки.

Кроме того, белорусские власти создали межведомственную рабочую группу по выработке и принятию мер по защите внутреннего рынка. Ее главной задачей является подготовка мер с целью «защиты интересов белорусских производителей на внешнем контуре» и принятия решений «тарифного и нетарифного регулирования в рамках ЕАЭС». Дополнительно в Минске планируют выработать «стимулирующие и административные меры на внутреннем рынке», расширить импортозамещение и простимулировать «продажу белорусских товаров при проведении закупок». Все это обосновывается, как и прежде, «обеспечением продовольствием внутреннего рынка в рамках доктрины национальной продовольственной безопасности». Таким образом, Белоруссия не намерена полностью открывать свой рынок для импортной продукции, в том числе и из стран ЕАЭС.

Справедливости ради необходимо отметить, что защитой национальных рынков в Евразийском союзе занимаются все его члены. Например, с июня по октябрь 2020 года в РФ вводился запрет на импорт автомобильного топлива, а с начала текущего года в стране предоставление лицензионных прав на использование программного обеспечения нероссийского производства стало облагаться НДС. В 2020 году Министерство торговли и интеграции Казахстана разработало концепцию государственной программы развития торговли страны на 2021-2025 годы, в которой учитываются «практики других государств по защите внутренних рынков» и предполагается, что государство будет оказывать дипломатическую поддержку национальных компаний. Схожие процессы можно наблюдать и в Армении с Киргизией. Таким образом, ни одна из стран пятерки на сегодняшний день не отказывается от защиты своих внутренних рынков. При этом аналогичные действия партнеров по союзу неизменно вызывают негативную реакцию у остальных участников ЕАЭС.

Таким образом, нынешние заявления официального Минска, связанные с защитой внутреннего рынка страны, не являются из ряда вон выходящим событием. В Белоруссии, как и в других странах ЕАЭС, на протяжении всего периода существования объединения стремились любыми способами защитить интересы национальных производителей. И, как показывает действительность, в обозримом будущем полностью решить данный вопрос не удастся, так как в объединении по-прежнему не установлен приоритет общесоюзных интересов над национальными.

 

Источник: Ритм Евразии